ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СОВМЕСТИМОСТЬ

УЧИТЕСЬ ВЛАСТВОВАТЬ СОБОЙ – УЧИТЕСЬ ЖИТЬ В МИРЕ СО ВСЕЛЕННОЙ

Не печалуйся в скорбях уныние само наводит скорби.

Козьма Прутков

Это следует делать по разным причинам. Первейшая из них - чтобы оставаться здоровым. Пренебрежение правилами психогигиены, длительные стрессы, в конце концов, приведут к неврозам, и лечиться, возможно, придется всю оставшуюся жизнь. А это серьезно осложнит осуществление ваших планов. По мнению создателя учения о стрессе Г. Селье, стресс - это реакция организма на любое предъявленное ему требование. При этом неважно, приятна или нет вызвавшая его ситуация; важна лишь интенсивность требования. Но в обиходе под стрессом обычно понимают реакцию на чрезвычайные обстоятельства, на сверхсильные раздражители - то есть то, что специалисты называют дистрессом.

Приспособление к меняющейся внешней среде Г. Селье делит на три фазы: сначала ощущение дискомфорта, потом вхождение в новый режим работы и, наконец, истощение сил. Поскольку жить вообще без стрессов не может никто, надо постараться переносить их с наименьшими нервными затратами. Ведь стресс - это и защита. С его помощью организм защищается от разных неблагоприятных воздействий - голода, холода, физических и психических травм и т.п.

ГЛАВНЫЙ ТЕЗИС ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СОВМЕСТИМОСТИ

“НЕТ ЛЮДЕЙ “ХОРОШИХ” И “ПЛОХИХ”,

ПРОСТО НЕКОТОРЫЕ ЛЮДИ НЕ ПОДХОДЯТ ДРУГ ДРУГУ”

Счастье - когда тебя понимают.

Сентенция из старого фильма

"Вообще мне хочется дружить со всеми, плохими и хорошими, но настоящего друга я никак не могу найти", - призналась однажды 13-летняя Лиза Н. В ее словах нам интересны прежде всего оценки. Плохой - хороший, добрый - злой... Такое двухцветное деление мира начинается еще до детского сада и нередко проходит через всю жизнь. Со временем выясняется, что <плохой> с нашей точки зрения для других вовсе не плох: у него, как и у нас, есть друзья, которые его уважают и даже любят. После такого открытия уже нетрудно сообразить, что и мы сами - безусловно, по-своему хорошие - далеко не у всех пользуемся симпатией.

Выходит, все зависит от точки зрения? Но ведь представления о том, <что такое хорошо и что такое плохо>, у многих довольно схожи. Значит, мы просто разные с разными людьми? С другом - открыты и доброжелательны, с тем, к кому не испытываем симпатии, - сдержанны и внутренне готовы к отпору. Неудивительно, что и нам платят той же монетой.

Но и такое предположение выглядит не слишком убедительно. Ведь всякий нормальный человек предпочел бы вместо врагов иметь друзей. К несчастью, осуществить это благое пожелание всегда мешает кто-то другой. Это он, другой, заставляет каждого из нас быть <колючим>. Стараешься делать как лучше, а ему не нравится: мол, на похвалу напрашиваешься. И вечно он с иронией, шуточками своими... В конце концов обычно следует объяснение в нелюбви. А может и вовсе не быть никакого объяснения. И если у ненавистников нет возможности расстаться, то они еще долго будут отравлять друг другу жизнь под понимающие комментарии окружающих: не сошлись, мол, характерами...

Как сделать, чтобы эти самые характеры сходились? Нет ли тут каких-то законов, которым подчиняются человеческие отношения? Над этим задумалась в свое время Аушра Аугустина-вичюте из Вильнюса, педагог по роду занятий, социолог по интересам. Все началось с попавшей ей в руки книжки швейцарского психолога и психиатра К.Г.Юнга <Психологические -типы>. Там описаны четыре главных способа восприятия человеком информации: с помощью логики, эмоций, ощущений и интуиции. Это вполне равноправные системы познания мира, каждая из которых в определенных обстоятельствах имеет свои преимущества. Любому человеку присущи одновременно все четыре системы, но развиты они в разной степени. Господствующая система определяет и тип мышления.

Соответственно различают четыре типа мышления - логический, эмоциональный, сенсорный и интуитивный. Логика отвечает преимущественно за-, взаимоотношения с техникой, природой. В отношениях с людьми на первый план выходят эмоции, они определяют симпатии и антипатии, и потому с известной долей условности этот тип можно назвать этическим. Ощущения (сенсорика) важны для трезвой оценки ситуации и принятия тактических решений. А вот для выбора верной стратегии, перспективного прогноза нужна интуиция.

Два из этих типов - логики (мыслители) и сенсорики (художники). Эсть также интро- и экстраверты, которыми могут быть представители каждого типа. Интроверт всегда в ладу с собой, но зато не всегда ладит с внешним миром. Экстраверт - наоборот, одному истина дороже Платона, в то время как другой предпочтет не портить отношения.

Итак, получилось 8 типов - 4 экстравертивных и 4 интровертных. Но возьмем, к примеру, ушедшего в себя мыслителя или, пользуясь современной терминологией, логического интроверта. Еще Юнг отмечал, что одним из них в большей степени присущ сенсорный характер познания мира, а другим - интуитивный. А.Аугустинавичуте учла и эту функцию. В результате в ее классификации появились логически-интуитивный н логически-сенсорный интроверты. Интересы их совпадают (оба могут быть хорошими инженерами, научным работниками), но средства достижения цели разные. Если первый сверяет свои решения с возможностями тех, кто работает вместе с ним, то второй больше полагается на волевое руководство.

Теперь мы имеем уже 16 типов личности. Эта новая типология не противоречит тем, с которыми мы знакомились раньше, а развивает их. Но исследовательницу, в отличие от ее предшественников, интересовали не столько сами типы, сколько отношения между ними. Расположив перечень этих типов е форме турнирной таблицы - по горизонтали и вертикали, она сделала решающий шаг к созданию новой науки - соционики, изучающей межличностные отношения. А. Аугустинавичюте решила свести все многообразие человеческих отношений к немногим типам, как уже делали до нее с психологическими характеристиками личностей. Она хотела понять механизм их взаимодействия, чтобы управлять им.

Нам возразят: что же это получается? Хотите втиснуть человеческие чувства в табличные клеточки? Алгеброй поверять гармонию?

Но но будем торопиться с возражениями и лучше посмотрим, что из этого вышло. Во-первых, взаимоотношения любого человека с другими зависят не только от того, каков он сам, но и от того, кто его окружает и чего от него ждут. Во-вторых, все теоретически предсказанные отношения оказались старыми знакомыми, хорошо известными любому бывалому человеку. Конфликты, взаимная симпатия, дистанция и безразличие - все нашло свою клеточку. Но если мы, подтвердив свои житейские представления, хотим идти дальше, то должны дать, говоря словами поэта, <вещам - названья, чувствам - имена>.

Для этого обозначим типы мышления: логический - л, этический (эмоциональный) - э, сенсорный - с, интуитивный - и. При этом строчная буква будет соответствовать интровертивному типу, а прописная - экстравертивному.

Предположим, психологические приоритеты конкретного человека распределились так: иЛЭС. Это значит, что у него наиболее ярко выражена интуиция интровертивного типа, а остальные слагаемые - мышление, эмоции и ощущения - экстравертивны. Для обозначения психологического типа вполне достаточно первых двух функций, причем интро- и экстравертивные установки определяет вторая функция. Тогда тип иЛ будет именоваться интуитивно-логическим экстравертом, а Сэ - сенсорно-этическим интровертом.

Чтобы сделать эти наименования более удобными, подберем им <двойников> из истории или литературы и будем впредь первого именовать <Дон Кихотом>, а второго - <Дюма>. Нужно помнить, что названия-эти условны и .могут не совпадать с привычным представленем о конкретной личности: ведь стереотипы зачастую выделяют какую-либо одну характерную черту. <Дон Кихот> - не просто <рыцарь печального образа> с причудами, равно как и <Отелло> - вовсе не синоним ревнивца. То же самое касается и терминов, которые мы предлагаем для обозначения отношений. Не следует обольщаться привычностью таких понятий, как <родственник>, <друг>, <клиент>, потому что все они бывают очень разные. Разобраться, какой смысл вкладывает в них соционика, поможет таблица. Тем более что наша терминология не всегда совпадает с принятой в соционике. Мы сознательно пошли на некоторые упрощения ради доступности изложения, помня о том, как много умных книг остаются непрочитанными только оттого, что их трудно одолеть.

Итак, <Дон Кихот> - иЛЭС. На первом месте у него интуиция. Говоря словами специалистов, это <акцентный элемент, выполняющий первую функцию>. Он наиболее развит и осознан, а информация, полученная с его помощью, наиболее полна и объективна.

Вторая функция - логика - менее развита и точна, зато отличается большей степенью творчества, заинтересованностью в престиже, в зрителе. Стремление к самостоятельности, категоричность, упрямство - это тоже следы ее работы.

Третья функция - самая уязвимая. Это так называемое место наименьшего сопротивления в психике человека. В данном случае речь идет об эмоциях, отвечающих за отношения с людьми, в чем <Дон-Кихот> явно не силен. Ему непонятны те, кому легко удается находить общий язык чуть ли не с любым человеком. На таких он смотрит с опаской и недоверием. Отсюда - непонимание, конфликты, обиды.

Когда человеку плохо, он испытывает психологический дискомфорт, т. е. страдает его третья функция, то он пытается защищаться. Интроверт старается уйти в себя, спрятаться в своей раковине, а экстраверт ищет сочувствия, признания своих недостатков за достоинства. Происходит это примерно так.

л: <Не знаю, что делать. И не хочу знать>.

Л: <Я еще глупее, чем вы думаете. А меня это устраивает>.

э: <Меня вообще все это не волнует. Ваше отношение тоже>.

Э: <Я гораздо хуже, чем вам кажется. И все равно мне хорошо>.

с: <Да, я некрасив и ничуть не переживают ни в чьих симпатиях не нуждаюсь>.

С: <Вы даже не представляете, какой я слабый и больной. Но я не жалуюсь>.

и: <Не хочу быть ни сильным, ни умным... И отстаньте от меня>.

И: <Мне страшнее всех. Ну и пусть>.

Четвертая функция наименее развита и осознана. Это то, по поводу чего человек не имеет своего мнения. У <Дон Кихота> плохи дела с сенсорикой, отсюда и непрактичность, граничащая с авантюризмом. Воля и мнения других в этой области для него бесспорны. Он "обидится, если от него потребуют решений, связанных с наиболее безликой функцией. Для одного человека это эмоции, для другого - поступки, для третьего здоровье.

А теперь познакомимся с некоторыми персонажами соционики подробнее.

<Дон Кихот> - интуитивно-логический экстраверт (и ЛЭС). Деятелен, пунктуален, с удовольствием работает, если может кого-то обрадовать результатами. Добросовестность нередко приводит к тому, что он не чувствует, когда пора остановиться. Но он непрактичен, потому что трудится во имя будущего и урожай с засеянных им полей соберут другие.

По натуре он учитель, хорошо видит скрытые способности других, его тянет к людям, которые ждут своих открывателей. В то же время не считает себя вправе подчинять кого бы то ни было своей воле. Отсюда и порой нежизненность его планов-<донкихотство>.

В отношениях с людьми нерешителен, предпочитает полагаться на себя. На экзамене не в силах воспользоваться чужой подсказкой не потому, что считает это недопустимым, а потому, что не доверяет чужой информации, Ему нужен друг, понимающий его поступки,которым можно посоветоваться. Иначе он рискует взяться за ненужное и авантюрное дело только потому, что не в силах никому отказать.

Улыбка его обезоруживает, а угроза делает непреклонным даже тогда, когда разумнее уступить. Чутко реагирует, когда при нем попирают чужое достоинство. Боль на телеэкране потрясает его не меньше собственной. Бросаясь защищать слабого, по сути, защищает себя.

Держит слово даже тогда, когда это ему явно невыгодно (например, партнер нарушает договор).

<Отелло> - логико-сенсорный интроверт (Лсиэ). Попав в коллектив, старается сразу со всеми познакомиться, разобраться в иерархии отношений и выбрать в ней место для себя. Людей оценивает по их воспитанности, изменить свои симпатии и антипатии, как правило, зачастую неспособен.

Очень ценит собственный опыт, чувствует, что знает лучше других. Предпочитает обращаться не с вопросом, а с напутствием или указанием. Безжалостный борец со всем, что противоречит установленным ценностям. Оберегая их, может даже проявить неуместную агрессивность. Однако свои ошибки долго помнит и переживает по этому поводу.

Заветная мечта - превратить свои недостатки в норму, к которой все стремятся. Став руководителем, превращается в рог изобилия единственно правильной информации о жизни и мире.

При свидетелях не переносит фамильярности, особенно с нижестоящими. Педагог этого типа отличается строгостью, требовательностью. Ученик, по его мнению, должен знать свое места.

Ему необходима должностная иерархия. Он должен твердо знать, кому первому войти в дверь, кому первому поздороваться. Придирчив к нарушителям правил. Может поскандалить, если, например, при нем резать хлеб с обеих сторон буханки. Если на экзамене ему предложат говорить только <по сути и быстро>, то растеряется. К его вещам никто не имеет права прикасаться.

Любит скромную одежду, застегнут на все пуговицы. Если же начинает демонстрировать свою внешность, то это уже выглядит как протест, <борьба за свободу>.

<Клайд> - этико-сенсорный интроверт (Эсил).

Этот тип хорошо описан Т. Драйзером - Клайд Грифитс в <Американской трагедии>, Керри в <Сестре Керри>.

<Клайд> - практичный тактик, но не стратег. В новой компании ведет себя тихо, зорко следя за тем, чтобы его близкие тоже не выделялись. Среди своих разговорчив и весел, а свои - это те, кто принял предлагаемые им отношения.

Плохо разбирает в чужом поведении, может считать человека порядочным лишь за хорошие манеры и улыбчивость. Людям предпочитает говорить то, что они хотят услышать.

Не может не сопереживать и по этой причине считает эгоистами тех, кто демонстрирует свое горе, портя тем самым настроение окружающим. При общении с незнакомым человеком маскируется вежливостью, демонстрируя хорошее отношение. Приближает партнера или устанавливает дистанцию не столько словом, сколько взглядом и тоном.

Оценивает не самого человека, а чувство, которое он вызывает. Кто ему не нравится, тот плох. Но чем сильнее симпатия, тем ценнее ее объект. Особенно высокие требования предъявляет к близким и порой стыдится их. Из своих чувств секрета не делает.

Категоричен, старается навязать свои представления о том, что хорошо и что плохо. В чувствах непостоянен, от любви до ненависти у него один шаг. Нетерпим, не жалеет сил, чтобы продемонстрировать свою принципиальную точку зрения. Чувствует потребность воздать людям за их поступки. При этом старается не прогадать и все время подсчитывает, что сделал сам и что получил взамен.

Ценит умение держать слово, учит близких самоуважению, умению не кривить душой. Высоко ценит дружбу, не прощает предательства.

Бессилен против красоты, многое прощает красивым. Стремится со вкусом одеваться, носить красивую фамилию, дать детям красивые имена. Без сожаления выбрасывает вещи даже с небольшим изъяном.

<Джоконда> - сенсорно-логический интроверт (Слэи).

В отличие от литературных персонажей, помогающих нам сделать описание психологических типов узнаваемыми, Мона Лиза - личность историческая. Но что мы знаем о ней, 19-летней супруге флорентийского купца Франческа Джоконда, кроме того, что рассказала миру кисть великого художника? По мнению Тофика Дадашева, известного своими необычными психологическими экспериментами, Мона Лиза - волевая, уверенная в себе натура. Лишенная склонности к наукам и искусству, она зато была прекрасным домашним <администратором>. Проницательный психолог, мудрый советчик мужа в выборе друзей и компаньонов.

Итальянские ученые подтвердили этот психологический портрет, сверив его с малоизвестными архивными фактами.

Человек подобного типа активен, но только в том случае, если чувствует свою нужность. Любит работу, которая другим не по плечу. Неутомимый рационализатор, скучающий, как только перестает выдумывать.

Когда кто-то нуждается в помощи, он не жалеет собственных сил. Но, помогая другому, должен видеть результат, как, впрочем, и во всем. Может в школе учиться на тройки, а в институте стать отличником лишь потому, что в школе хорошая учеба материально не поощряется, а в вузе полагается повышенная стипендия.

Уважает чужое мнение и считает, что к каждому должет быть свой подход. С эмоциями не торопится, стараясь не ошибиться. Однако в критических ситуациях неспособен сдержать эмоции и даже теряет над собой контроль. Тем не менее окружающие его уважают за внутреннее спокойствие и способность уравновешивать других.

Ему трудно посмотреть на себя со стороны. Достаточно назвать его прохвостом, чтобы он принялся оправдывать эту характеристику. Назовете его милейшим человеком - и он постарается им стать.

Когда сталкивается с опровергателем очевидного, то предпочитает уйти, сославшись на нехватку времени. Из-за неспособности спорить, доказывать, просить может пойти на уступки, оправдываясь тем, что <свои нервы дороже>. Но, чувствуя свою правоту, бессташен и неуступчив. Поссорившись, старается не встречаться с обидчиком.

Как видим, среди описанных психологических типов встречаются старые знакомые: <Дон Кихот> во многом совпадает с <мечтателем>, <Клайд> ближе всего к <эстету>... Что касается остальных, то мы ограничимся перечислением их исторических или литературных двойников. Это поможет тем, кто захочет сделать недостающие описания самостоятельно. К тому же у энтузиастов появится подходящий повод внимательно перечитать <Войну и мир>, чьи герои открывают строки перечня. Безусловно, в этот список входят и имена, давшие названия типам.

По мнению Аугустинавичюте, мерой таланта писателя может служить... количество описываемых им типов. Серая литература предпочитает делить героев на <положительных> и <отрицательных>, и кто есть кто с точки зрения соционики - разобрать невозможно. Писатель, у которого узнаваемы четыре типа, чаще всего занимает заметное место в литературе. Восемь-десять типов под силу лишь классикам. А вот у Льва Толстого можно найти все шестнадцать типов. Другой такой психологической панорамы в мировой литературе в встретить пока не удалось.

<Дон Кихот> - Вера Ростова (Н.Гоголь, А.Эйнштейн).

<Дюма> - Долохов (Рембрандт, Г.Котовский).

<Гюго> - граф Ростов, Николай Ростов (Жюль Верн).

<Робеспьер> - князь Болконский (Л. ван Бетховен, Ф.Дзержинский).

<Гамлет> - Андрей Болконский, Платон Каратаев В.Белинский).

<Отелло> - Мария Болконская (М.Горький, И.С.Бах).

<Командор> - Элен (В.Маяковский, С.Королев).

<Есенин> - Жюли Курагина (Моцарт, Ю.Гагарин).

<Джек Лондон> - Александр 1 (Л.Ландау, Дж.Кеннеди).

<Клайд> - князь Василий Курагин И.Тургенев, Н.Островский).

<Наполеон> - Наташа Ростова, Петя Ростов (Л. Толстой).

<Пьер> - М.И.Кутузов, графиня Ростова (О.Бальзак).

<Штирлиц> - Анна Михаиловна Друбецкая (Э.М.Ремарк).

<Раскольников> - Борис Друбецкой (Ф.Достоевский, Ван Гог).

<Дон Жуан> - Анатоль Курагин, Анна Павловна Шерер (Марк Твен).

<Джоконда> - партизан Тихон (Жорж Сайд, Жан Габен).

Но главное достоинство соционики, как мы уже говорили, не в систематизации типов, достаточно подробно описанных многими психологами, а в прогнозе их взаимоотношений. Сопоставив психологические модели типов, как это показано на примере <Дон Кихота>, вы и сами сможете сделать некоторые выводы.

А теперь рассмотрим типы взаимоотношений.

1. <Друг> (Д). Без него человека мучает духовный голод, причина которого зачастую не осознается. А причина этого - в асимметричности психики. Человек - парное существо не только физиологически, но и психически. Ни один из нас не может быть одновременно экстравертом и интровертом, иметь одинаково развитые логику и интуицию. Но без всех этих свойств трудно обойтись даже в повседневной жизни, и потому каждому необходим кто-то близкий с дополняющим типом психики - отец, мать, брат, друг. Кто вырос рядом с таким человеком, тот отличается более спокойным характером. Кому не повезло - чувствует себя виноватым, ненужными находит выход в агрессивности (экстраверт) или в стремлении не выделяться (интроверт).

Партнеры с дополняющим типом психики автоматически берут на себя ответственность за два аспекта деятельности - один, допустим, за интуицию и логику, а другой - за ощущения и эмоции. Они действуют слаженно и тем самым помогают друг другу. Взаимные уступки им не нужны, потому что и так все идет хорошо. Поссориться они не могут, ворчливость одного не задевает другого. Генеральный конструктор С.Королев (<Командор>) и первый космонавт планеты Ю.Гагарин (<Есенин>)- личности взаимодополняющих типов. Видимо, не случайно именно Королев разглядел а молодом летчике его достоинства и возможности.

Читая книгу, написанную рукой писателя такого типа, человек отдыхает. Но гармония партнеров не мешаете им иметь настолько противоположные интересы, что это препятствует общению. В таком случае люди расстаются без ссоры. Не исключено, что они встретятся снова.

2. <Приятель> (П). Отношения мирные, но несколько обманчивые. Такие люди легко входят в контакт друг с другом, однако сотрудничать им трудновато. Активность одного наталкивается на самостоятельность (которая в такой ситуации похожа на обыкновенный эгоизм) другого.

3. <Клиент> (К). В отличие от <друга>, его психологические черты не дополняют партнера, а противоречат ему. Их сильные и слабые стороны одинаковы, но только один обращен в себя, а другой - к окружающим. Когда два таких человека работают рядом, то многое в поведении друг друга воспринимают как скрытую агрессивность или насмешку. На безобидный вопрос:"Как дела?" - <клиент> рискует услышать в ответ: "А что?" Но если это достаточно культурные люди, то они могут вполне успешно общаться. Однако их мирные беседы поверхностны, потому что оба становятся осторожными и стараются не проявлять себя. При появлении третьего каждый пытается привлечь его на свою сторону.

Если же в роли <клиента> окажется малознакомый, случайный попутчик, то в нем партнер видит прежде всего человека, которому нельзя доверять, потому что никогда точно не известно, говорит он правду или шутит, издеваясь над твоей непонятливостью. Даже превосходная игра актера никогда не понравится человеку противоположного типа

4. <Прохожий> (П). В неделовых ситуациях отношения довольно легки, приятны и не вызывают противоречий. В деловых, оставаясь столь же приятными, они бесполезны и мешают партнерам понять друг друга. По внешним признакам напоминают <приятельские>.

5. <Язва> (Я). Отношения конфликтные. Поначалу такие люди обычно привлекают друг друга - способностями, осанкой, умением держаться и т. n. Но стоит им перейти от официального тона к раскованности или задушевности, как возникает опасность получить внезапный укол. Наиболее развитая первая функция одного постоянно наталкивается на уязвимую третью функцию другого, причем совершенно непреднамеренно. Один уверен в себе и может подтрунивать над своими способностями, а вот другому не до шуток. Его могут обидеть улыбка, взгляд, жест, просьба о мелкой услуге или наоборот - предложение услуги. В таком случае говорят, что человек <комплексует>, Поэтому все, что для <друзей> было бы знаком внимания, <язвам> кажется неуважением.

- Какой у тебя красивый костюм, - говорит <Клайд> <Донкихоту>.- Интересно, для кого ты его надел?

<Друг> <Клайда> - <Джек Лондон>, обычно небрежно одетый и растрепанный, - воспринял бы эту шутку как признание того, что он хорошо выглядит и даже может произвести кое на кого неплохое впечатление. А вот <Дон Кихот>, который тоже порой растрепан, очень переживает по этому поводу. Ему небезразлично, что думают люди о его внешности. И он поверил бы <Клайду>, если бы тот ограничился первой половиной шутки, а вот продолжение его задело. Он ведь старается одеваться прилично не для того, чтобы его замечали, а чтобы не выделяться.

Задетый сенсорик (<тактик>); старается тут же защититься. Интуит (<стратег>) копит обиды и откладывает выяснение на потом. Оба уверены в недобрых намерениях соперника, причем страдают от этого тоже оба.

И все же отношения между партнерами могут стать вполне нормальными. Для этого требуются внешняя сдержанность, приветливость (пусть и показная) и дистанция некоторой официальности. Иначе говоря, партнеры напоминают два грузовика с неопытными водителям , которым надо ехать по одной дороге. Чем безопаснее дистанция между ними, тем более дружелюбными могут быть отношения.

6. <Зеркало> (3). Партнеры во многом схожи, потому что наиболее развитые психические функции у них одинаковы. Но при этом один интроверт, а другой экстраверт с совсем другой третьей функцией. В результате они тянутся друг к другу, видя в партнере себя, но только более совершенного. Когда рядом нет <друга> то, волей-неволей недостающую опору ищут в себе подобном, <зеркальном>. Тем более что у него есть привлекательные черты, которых не хватает самому: например, невозмутимость, умение оставаться самим собой или же уверенность в отношениях с другими.

Семейная жизнь у <зеркал> складывается непросто, потому что они постоянно пытаются друг друга перевоспитывать. Вместе им нелегко, но и расстаться нет сил. Задеть <болевую точку> партнера обычно никому из них не удается, потому что подтекст чужих поступков до них зачастую не доходит.

- Аня, чайник закипел! - кричит из кухни <Дон Жуан>.

Аня, <Раскольников>, со страдальческим выражением лица бросает свои дела, идет на кухню и молча выключает газ. Она понимает, что именно для этого ее и оповестили о таком событии.

<Джоконда> вела бы себя в такой ситуации иначе. Ее задача в том, чтобы подсказывать партнеру верное решение. Она преспокойно отозвалась бы: <Выключи>. И все остались бы довольны. <Дон Жуан> предпочитает перекладывать ответственность за свои поступки на других, и его бы вполне устроило, что рядом - надежная опора. А <Джоконде> было бы приятно сознавать, что без нее не могут обойтись.

7. <Двойник> (Дк). Такие отношения бывают между людьми совершенно одинаковых типов. Партнеры спокойны, понимают друг друга с полуслова. Попав в такой компании на необитаемый остров, вы рискуете разучиться говорить: зачем слова, когда и так все ясно?

Писатели-<двойники> не открывают для своих читателей никаких психологических секретов. Просто они видели то, чего не довелось видеть другим, и потому читатели ценят их не как художников, а скорее как исследователей, дающих новую информацию.

Если актер играет своего <двойника>, то нередко такая работа заслуживает высоких оценок. Так случилось, например, с ролью Штирлица из телефильма <Семнадцать мгновений весны>, которую блестяще сыграл Вячеслав Тихонов.

Когда партнеры связаны общим делом, то это очень работоспособный союз. Друг для друга они прозрачны, и потому притворяться нельзя, а поссориться невозможно. Кому-то вы можете казаться гением или неудачником, а для <двойника> вы просто человек. Ваша карьера никак не влияет на его отношение к вам: ведь и он мог бы сделать то же самое, если бы захотел.

В своих ошибках он не упрекает партнера, потому что не принимает на веру его выводы, а идет к ним сам.

Если <друг> - лучший воспитатель, то <двойник> - лучший учитель. Никакие другие отношения между учеником и учителем недают такого эффекта. Но эти отношения, лишенные сентиментальности, сохраняются лишь до тех пор, пока есть чему учить и учиться, после чего каждый идет своей дорогой.

Лучшие семьи - это те, где родители - <друзья> а дети - <двойники> (дочь - по отношению к матери, а сын - к отцу). Ребенок, у которого один из родителей с дополняющим типом психики, чувствует себя в коллективе защищенным. Он значим для людей и уверен что во взрослой жизни, как и в детстве, его тоже будут понимать и любить. Его индивидуальность раскрывается в полной мере, но отсутствие <двойника> подчас мешает ему проявить самостоятельность, инициативу.

Если же родители - <двойники> по отношению к детям, то они служат своего рода указателем, помогая идти к цели более уверенно. Но нехватка <друга> укрепляет подростка в мысли, что родители не могут его понять, неспособны на теплые отношения. Он растет недоверчивым, ему плохо удается сотрудничать с коллективом - мешают амбиции и склонность решать все проблемы самому.

8.<Сосед> (С). Напоминает соседа по этажу в многоквартирном доме. Отношения бесконфликтные и доброжелательные, но довольно поверхностные. Однако <соседи> вполне могут положиться друг на друга, помочь словом и делом.

<Наполеон>, например, успешно влияет на людей, ведет их за собой, пользуясь любовью и уважением. Но в отношениях с объективным миром он осторожен и недоверчив, к новым научным идеям относится с подозрением. <Дон Кихот>, напротив, уверенно чувствует себя в любых науках, не обращая внимания на собственную подготовку. Зато с людьми осторожен, старается не навязывать своей воли, соглашается руководить лишь в ответственных ситуациях, когда нет другого выхода. Как видим, та сторона личности, которой может гордиться один, для другого - постоянный источник сомнений и угрызений совести.

9. <Родственник> (Р). В партнерах столько общих черт, что нередко один продолжает дело другого, как было, например, у Дарвина (Илэс) и Гексли (Иэлс). Но одновременно в них столько различий, что отношения могут сложиться и неудачно. Если <родственники>. не уважают и не признают друг друга, то погрязают во взаимных колкостях, пустых спорах, а то и откровенных издевательствах.

10. <Попутчик> (Пк). У таких партнеров наиболее развитые интеллектуальные функции однотипны, но как бы с противоположными знаками: если у одного логикой экстраверта, то у другого - интроверта. Поэтому их интересы часто схожи, но подходы к одному и то у же делу различны. Ту же самую историю каждый рассказывает по-своему, и кажется, будто речь идет о разном. <Попутчик> может пользоваться советами партнера, но не способен учиться у него. Эти люди настолько различны, что обидеть друг друга или поссориться им довольно сложно.

11. <Сослуживец> (Сц). Отношения с партнером деловые, каждый хорошо понимает и уважает другого. Успешно сотрудничают, хотя ставят перед собой разные цели и достигают их разными средствами. Сходство второй функции делает их более похожими друг на друга, чем <соседей>, и они надеются на взаимопонимание. Но вместо этого нередко наступает разочарование.

12. <Болельщик> (Б). Они активизируют друг друга: один постоянно восхищает другого новыми идеями, а сам, в свою очередь, завидует его деловитости. Экстраверт поощряет активность партнера, а интроверт заботится о его безопасности. В итоге и тот и другой оживляются, самоутверждаются.

Такие отношения взаимной поддержки и защиты - наилучшие для любого общего дела, <Болельщику> не нужно переделывать другого, и он имеет преимущество даже по сравнению с <другом>; с тем хорошо, но он поддержит только (своего>, за кого чувствует себя в ответе. <Болельщик> же зачастую не смотрит на <свойство> и готов помочь любому.

До сих пор мы имели дело с отношениями, где партнеры действуют на равных. Но так бывает не всегда. Последние 4 типа взаимоотношений неравноправны, один из партнеров всегда в моральном проигрыше.

13-14. <Передатчик - приемник> (x-y). По значимости эти отношения можно сравнить с <дружескими>. Но если те помогают человеку обрести внутреннюю гармонию, то эти обеспечивают передачу опыта и мобилизуют сильные стороны каждого на общее благо. Такие отношения иначе называют <социальным заказом>, потому что именно они наиболее активно способствуют общественному прогрессу. Ведь прежде чем новая идея будет реализована в конкретных делах, она должна пройти определенный путь. Сначала некто ощутит потребность в переменах, другой осознает эту потребность и увидит возможности решения проблемы, третий решит ее. То есть каждый отзывается только на то, что созвучно его психологическому типу, и тем самым выполняет свою часть социального заказа. Отсюда понятно, почему новые идеи доступны не всем тип воспринимающих новое определяется типом тех, кто это новое провозглашает.

Для передачи опыта должен быть партнер - <передатчик> и партнер <приемник>, причем один и тот же человек с разными партнерами может играть разные роли. Социальный заказ - задание не индивидуальное, а социальное. Партнер - <передатчик> не имеет никакой непосредственной выгоды от своего заказа, к тому же неосознанного. Его потребности воспринимаются <приемником> как заказ, как показатель общественных потребностей лишь благодаря авторитету и жизненному опыту <передатчика>. Такого партнера признают, ему сочувствуют, помогают, даже когда он об этом не просит. Почему, например, Каренин из толстовского романа, солидный чиновник, постоянно уступал Анне? Из-за желания соблюсти внешние приличия? Теория А. Аугустинавичюте объясняет это тем, что Каренина (<Штирлиц>) и его жену (<Наполеон>) связывали отношения социального заказа, и потому все желания Анны казались <приемнику> очень важными. Его мучила не столько необходимость уступать жене, сколько незнание, как помочь. Писатель сумел с большой точностью описать эти отношения, не догадываясь об их объективной природе.

Споря с <приемником>, партнер не воспринимает его доводов, и тому остается либо умолкнуть, либо возмутиться. <Передатчик> при этом тоже недоволен: мол, мне говорят что-то невнятное, а потом еще и обижаются. Но чужие обиды он не принимает всерьез, не понимая, за что на него сердятся. Однако стоит <передатчику> оказаться с другим партнером в роли <приемника>, как от его высокомерного спокойствия ничего не остается. Выполнить заказ партнер может, только уйдя из-под контроля <передатчика>, иначе рискует превратиться всего лишь в его вассала. Но стать независимым в узкой группе трудно, для этого нужен больший простор. Не потому ли история так часто повторяет сюжет о мудреце (или герое), который уходит от своего господина ради подвигов во имя народа? Его сначала осуждают а потом, поняв, воздают ему должное.

На уровне же бытового общения эти отношения выглядят довольно прозаично. ...<Дон Кихот> роется в книжном шкафу и ворчит, что <никогда ничего нельзя найти>. Его <друг> <Дюма> слышит в этих словах жалобу партнера на свою память и бросаемся помогать. Оба довольны, один - надежным другом, другой - тем, что удалось поднять настроение человеку.

<Гамлет> же - <приемник> - ограничился бы репликой на тему <Я к твоим вещам не притрагиваюсь>. В жалобах <Дон Кихота> он услышит намек, что беспорядок в шкафу - следы чьего-то вмешательства. И почувствует себя виноватым: на него понадеялись, а теперь вот разочаровались... Ему и в голову не приходит, что сейчас <передатчик> лишь играет роль капризного ребенка и ждет успокоения. Поэтому, общаясь с партнером, <передатчику> полезно контролировать свои интонации: ведь даже самую невинную шутку тот может воспринять как обвинение. Если <приемник> все же обидится, то проще всего извиниться. Это нетрудно для невиноватого, который к тому же воспринимает чрезмерную обидчивость как вполне простительный недостаток, а <приемнику>, со своей стороны, следует пускаться в длинные рассуждения с партнером, его все равно не поймут. Лучше искать признания у собственного <приемника>.

15-16. <Контролер и безбилетник> (w-v). Это отношения односторонней уязвимости. Третья, наиболее ранимая, функция <безбилетника> - первая у <контролера>, поэтому одобрение и осуждение с его стороны очень чувствительны для подконтрольного. Причем, даже тогда, когда <контролер> не осознает своей тайной силы. Просто партнер чересчур близко к сердцу принимает его рассуждения по своему адресу. <Безбилетника> легко обмануть даже грубой лестью. Доказать что-либо <контролеру> он не может, если только его слова не подтвердит кто-то еще. Иначе говоря, <контролер> не позволяет партнеру быть умнее себя.

При хороших отношениях подконтрольный воспринимает партнера как чересчур мелочного. Одному не по душе <мелочность> Достоевского, с какой тот <копается в чужих душах>, другому не по душе Ремарк с его дотошным описанием поступков... Партнеру всегда кажется, что <контролер> беспардонно вторгается в зону, закрытую для посторонних.

При соблюдении дистанции партнеры могут даже восхищаться друг другом, но при попытках сближения подконтрольный старается восстановить дистанцию. Оставаясь загадочным и непонятным, он тем самым снова притягивает к себе.

Теперь снова загляните в таблицу, где сведены все типы межличностных отношений. Вы видите, что из 16 типов образуются 4 самостоятельные группы - квадры. Попавшие в одну и ту же квадру связаны между собой благоприятными отношениями. В такой четверке партнера всегда поддержат, он может найти здесь собеседника независимо от сиюминутного настроения. Здесь царит взаимопонимание, и потому общение помогает восстановить силы, избавиться от нервных перегрузок. Это идеальная психотерапевтическая группа, к тому же предельно работоспособная. Любопытно что мушкетеры, описанные у Дюма, образуют полную квадру: д'Артаньян -<Дон Кихот>, Портос - <Дюма>, Арамис - <Гюго> и Атос - <Робеспьер>. Они очень разные, но зато едины в главном и несокрушимы, когда вместе.

Правда, для их единства нужна высокая цель. Исчезнет цель - уйдет и дружба, потому что общих интересов у них, как ни странно, мало.

Квадра может объединять одновременно многих людей, причем не обязательно, чтобы все они были представлены в равной мере.

Из сказанного вовсе не следует, что <великолепной четверке> противопоказано общение с любым представителем другой квадры. При соблюдении определенной дистанции, а также известных культурных навыках вполне можно обеспечить <мирное сосуществование> даже с самым неприятным партнером. Теперь вы знаете, что он неприятен не потому, что плох, а потому, что он - не такой, как вы, иначе ведет себя, иначе живет. И это прекрасно, если только он не покушается на ваше право быть самим собой. Признайте же и за ним это право и не упрекайте <Наполеона> за то, что он не <Джоконда>.

Академик А. Ухтомский подметил стремление человека мерить окружающих на свой аршин, видя в них своих двойников. <Двойник умирает, уступая место Собеседнику>, - пишет ученый. Освободиться от предвзятости по отношению к другому человеку, вступить с ним в равноправный диалог вот первый шаг из мира <хороше - плохих> людей в мир реальный.

Но, возразят скептики, сначала нужно доказать, что речь идет не о занятной игре, а о серьезной науке. Можно ли ей доверять? Этот же вопрос задали себе и энтузиасты соционики. Ответ, как и положено, дала практика.

А. Аугустинавичюте и ее единомышленники попробовали взглянуть с точки зрения своей теории на баскетболистов каунасского <Жальгириса> и команды ЦСКА. Выяснилось, что в <Жальгирисе> отношения между всеми членами команды очень неплохие - например, <друг>, <двойник>, <болельщик>. Причем все ведущие игроки сосредоточены в одной квадре. Не отсюда ли хорошее взаимопонимание на площадке, отличное видение ситуации? А вот у армейцев картина более пестрая и менее благоприятная в этом смысле. Игроки разбросаны по разным квадрам, некоторые из них в конфликте друг с другом... Наверное, не стоит торопиться с выводом, будто секрет победы <Жальгириса> в чемпионате страны 1985 года следует искать в области психологии. И все же тренерам, видимо, есть над чем подумать.

Теоретические выводы соционики были проверены и в более важных делах. Например, в одном из подразделений хлопчатобумажного комбината небольшого литовского городка Алитус работницы однажды взбунтовались: невозможно работать, все из рук валится. Причина оказалась на первый взгляд несерьезной: начальник то и дело подходит к рабочим местам, стоит над душой.

Проанализировав ситуацию, исследователя поняли, что начальник (<Отелло>) невольно раздражает своих подконтрольных (<Наполеонов>) и конфликтеров (Дон Жуанов>). На место руководителя предложили <Пьера>. Для него все <Наполеоны> - <друзья>, а с <Дон Жуанами> отношения складываются вполне приемлемые. Совет помог, и с тех пор на комбинате относятся к молодой науке всерьез.

Соционику попробовали даже в литературоведении. Она помогла объяснить многие психологические черты героев <Войны и мира> легко и точно. Оказалось, что почти все отношения персонажей великого романа описаны так правдиво, что могли бы войти. в учебник о соционике. Наташа Ростова, например, - того же типа, что и сам автор, и потому ему так понятны все ее поступки и суждения. Пьер Безухов - полное ее (как, впрочем, и автора) дополнение - <друг>. Не оттого ли Толстой несколько идеализирует своего героя?

Лишь в двух случаях Толстой не разглядел истинных отношений героев, считает Аугустинавичюте. Точно описав раздражающие отношения контроля между князем Андреем и его женой, автор почему-то обошел ту же напряженность между Пьером и Андреем. Видимо, он не допускал мысли о том, что спокойного и симпатичного Пьера может раздражать такой идеал, как Болконский. Та же натяжка и в отношениях между князем Андреем и Кутузовым. Очевидно, мудрый полководец не мог взять себе в адъютанты <контролера>, при одном виде которого уже становится не по себе.

Как видим, соционика предпочитает четкость и конкретность в самой, быть может, тонкой и неконкретной сфере. Но мы не уверены, что, прочитав это, вы сможете найти свою клеточку в таблице человеческих отношений. Причина тут, конечно, не в ваших способностях. Соционика наука молодая, в ней еще многое идет от эмпирики и интуиции. Не отработаны пока и четкие методы диагностики. Чтобы отнести человека к определенному типу, недостаточно предложить ему вопросник. Специалистам в таких случаях очень помогает так называемый фотодиагноз. Мольер, к примеру, не очень-то похож на Булгакова, но если сопоставить. их характерные черты - брови, веки, нос, сравнить выражение лица, то найдем много общего. Короче говоря, тут надо вглядываться, анализировать, обобщать. Может быть, в будущем этим займется компьютер. Достаточно будет передать изображение человека в машину (с видеокамеры или обыкновенного фото) - и на экране появится его подробная характеристика вместе с практическими рекомендациями - скажем, как предотвратить возможные конфликты А с неким Б.

Но, несмотря на кажущуюся непрактичность излагаемого, мы все-таки поместили ее здесь ради двух выводов. Один не нов: разные характеры во многом предопределяют отношения между людьми. Второй не столь очевиден: каким бы ни был характер партнера, с ним всегда можно найти общий язык. Надо лишь понять главный принцип - если хотите, <(механизм> этого характера. Заявления типа <мы с вами разные люди и друг друга не поймем> - откровенное свидетельство нежелания что-либо понимать в человеческих отношениях.

Даже если вы никогда не станете специалистом в соционике, но научитесь хотя бы изредка смотреть на себя и других отстранено, глазами исследователя, которому, в общем-то известны тайные пружины человеческих поступков (не страшно, если вы тут сильно преувеличите свои возможности), то мы будем считать, что  все это написано не зря.

Пример

Тип

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

Кв

1

Дон Кихот

иЛЭС

Дк

Д

Б

З

y

v

Сц

пр

Пк

Я

С

К

x

w

Р

П

 aльфа

2

Дюма

Сэли

Д

Дк

З

Б

v

y

пр

Сц

Я

Пк

К

С

w

Х

П

Р

3

Гюго

эСИЛ

Б

З

Дк

Д

Р

П

x

w

С

К

Пк

Я

Сц

пр

y

v

4

Робеспьер

Лисэ

З

Б

Д

Дк

П

Р

w

x

К

С

Я

Пк

пр

Сц

v

y

5

Гамлет

эИСЛ

x

w

Р

П

Дк

Д

Б

З

Сц

пр

y

v

С

К

пр

Я

Бэта

6

Отелло

Лсиэ

w

x

П

Р

Д

Дк

З

Б

пр

Сц

v

y

К

С

Я

Пк

7

Командор

сЛИЭ

Сц

пр

y

v

Б

З

Дк

Д

x

w

Р

П

Пк

Я

С

К

8

Есенин

Иэлс

пр

Сц

v

y

З

Б

Д

Дк

w

x

П

Р

Я

Пк

К

С

9

Джек Лондон

лИСЭ

Пк

Я

С

К

Сц

пр

y

v

Дк

Д

Б

З

Р

П

x

w

Гамма

10

Клайд

Эсил

Я

Пк

К

С

пр

Сц

v

y

Д

Дк

З

Б

П

Р

w

x

11

Наполеон

сЭЛИ

С

К

Пк

Я

x

w

Р

П

Б

З

Дк

Д

y

v

Сц

пр

12

Пьер

Илэс

К

С

Я

Пк

w

x

П

Р

З

Б

Д

Дк

v

y

пр

Сц

13

Штирлиц

лСИЭ

y

v

Сц

пр

С

К

Пк

Я

Р

П

x

w

Дк

Д

Б

З

Сигма

14

Раскольников

Эисл

v

y

пр

Сц

К

С

Я

Пк

П

Р

w

x

Д

Дк

З

Б

15

Дон Жуан

иЭЛС

Р

П

x

w

Пк

Я

С

К

y

v

Сц

пр

Б

З

Дк

Д

16

Джоконда

Слэи

П

Р

w

x

Я

Пк

К

С

v

y

пр

Сц

З

Б

Д

Дк

Условные обозначения:

Л,л - логика (экстра- и интро-); Э,э - этика; С,с - сенсорика; И,и - интуиция.

Д - "Друг", П - "Приятель", К - "Клиент", пр - "Прохожий", Я - "Язва", З - "Зеркало", Дк - "Двойник", С - "Сосед", Р - "Родственник", Пк - "Попутчик", Сц - "Сослуживец", Б - "Болельщик", x-y - "Передатчик-приемник", w-v - "Контролер-безбилетник".

ТЕСТЫ ПО СОЦИОНИКЕ

ХУДОЖНИК ИЛИ МЫСЛИТЕЛЬ     ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ 


На гл. стр. сайта